14:39 

Дино научит

-Savada-
Фэндом: Katekyo Hitman Reborn
Персонажи: Дино Каваллоне/Кёя Хибари
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Юмор
Предупреждения: OOC
Размер: Драббл
Статус: закончен
Каваллоне Дино имел замечательную особенность, по которой легко можно выявить любого по-настоящему хорошего человека. Суть этой маленькой, но солнечной чёрточки заключалось в абсолютно сногсшибательном и детском энтузиазме, возникающем при наличии любой маломальской хорошей идеи.
Однако истинная трагедия, в частности для друзей/семьи/любимы­­х, была в том, что этот безбрежный восторг имел свойство передаваться всем и каждому, кто попадет под радиус хотя бы пяти метров.
Вот и сейчас Хибари Кёя почувствовал, что его настроение становится неприлично хорошим при одном только взгляде на это недоразумение. Интересно, кто же всё-таки в этом виноват: сам Кёя, позволивший себе немножко расслабиться, или же травоядное, которое в порыве счастья падало раза в три чаще?
— Кёя, Кёя! ты видел, как красиво зазеленели деревья? А солнце-то, солнце какое ласковое! — Кавалоне обогнул стол в кабинете Хибари и высунулся за окошко.
Кёя незаметно вздохнул, чуть хмуро окидывая взглядом его неизменную куртку. Дино в который раз обнаружил в себе пылкого романтика, ибо сам Хибари за окном видел деревья. Деревья и ничего больше.
В голову закралась неожиданная мысль.
— Что-то ты всё это неспроста. На дворе июль, а ты внезапно про природу вспомнил, — чтобы лучше донести до тупого Коня свою мысль, Кёя сжалился и заговорил распространенными предложениями. Тем более что настроение хорошее.
Каваллоне светло улыбнулся и отошел от окна: ему приспичило обязательно взъерошить волосы Хибари. В ответ Кёя только смурно муркнул и молча отстранил его руку.
«Хоть не камикоросится», — удовлетворенно подумал Каваллоне, пристраиваясь на столе прямо поверх бумаг.
— Так как настроение у тебя хорошее, — начал он, тут же замечая, как тяжелеет взгляд Хибари, — научу тебя ещё одной важной штуке.
Хибари длинно и вкусно фыркнул, как настоящий ёжик. Дино вообще заметил, что Кёя постепенно обрастает привычками своих питомцев, осталось только придумать, как всё это использовать себе на руку. «По крайней мере он приручается», — весело подумал он, неуклюже упираясь ногой в стену, чтобы не сползти со скользких бумаг.
Пока Дино возился со своим местоположением, Кёя успел заскучать и одновременно заинтересоваться.
— Удиви меня, травоядное.
Каваллон­е фыркнул, явно пытаясь спародировать Хибари. Тот в ответ ленивым щелчком отправил ему прямо в лоб маленький стеклянный шарик, который до этого перекатывал на ладони. Дино забавно всплеснул руками и поймал-таки вещицу, отскочившую ото лба. Правда, дабы уравновесить удачливость Кавалоне, подлые бумаги всё-таки сделали своё черное дело, отправив его в волшебную подстольную страну.
— Оо, Кёя! У тебя новый брелок на телефоне! — Дино прямо-таки нарывался на любовь и счастье, с энтузиазмом рассматривая крошечную Эйфелеву башню, свисающую из кармана Хибари.
— Я был в Мадриде, — восхитительно небрежно уронил Кёя, выдавая в себе полное отсутствие географических познаний.
Дино растеряно моргнул, но решил не уточнять. Мало ли... Тонфа всё-таки слишком близко от его головы сейчас.
— Так вот, мой ученик, — Каваллоне вспорхнул с пола с грацией перепившего кентавра и обогнул стол, нависая над собеседником. — Я хочу научить тебя одному маленькому, но важному навыку. Тебе интересно? — осведомился он.
Хибари задумался, закидывая ноги на стол и тем самым увеличивая расстояние между ним и тупым Конём.
— Возможно, — безразлично ответил он.
— Будешь учиться подчиняться.
Хибари очень захотелось приложиться головой об косяк. Он-то думал, что Конь хоть немного умеет думать, а теперь оказывается, что один из единственных достойных соперников — тупой. Хотя... Это не новость.
— Камикорос? — глубокомысленно вопросил Кёя с интонацией истинного мыслителя.
Каваллоне­ заливисто рассмеялся, глядя ему в глаза.
— Судьбе подчиняться, я имею ввиду, — произнес он таким тоном, будто это само собой разумелось.
Тут уже Кёя заинтересовался. Его откровенно развеселили всевозможные варианты этой тренировки, ни один из которых не казался ему вменяемым.
— То, что ты мне предложишь, наверняка будет чем-нибудь тупым.
— Не, — замотал головой Дино, размашисто плюхаясь на диван. — Я буду бросать монетку. Выпадет конь — я тебя поцелую, нет — ты мне хорошенько врежешь. Ну как, идёт?
Каваллоне говорил таким тоном, будто предложение поцелуя своего ученика было совсем заурядным делом. Это-то и возмутило Хибари в первую очередь.
— С чего ты вообще взял, что я соглашусь, Конь? — тягуче произнес он.
Дино хитро улыбнулся.
— Ну же, Кёя, это значит, что ты не умеешь... Не умеешь, — оборвал себя он.
Хибари взвесил, что в сущности он ничего не теряет. Всё равно его первый поцелуй стащила эта скотина в злополучных жмурках Вонголы.
Да и настроение хорошее.
— Ладно, — неохотно ответил он на просящий взгляд.
Каваллоне расцвел и похлопал по дивану.
— Ну же, иди сюда.
Хибари решил, что подчиняться так подчиняться, и потому без возражений встал из-за стола. Дино тем временем скинул куртку, оставшись в чёрной футболке и татуировке. Да, последняя воспринималась Кёей как часть одежды, словно змеящийся по руке браслет.
— Ну что — начали? — Каваллоне едва дождался, пока Кёя усядется напротив него.
Монетка звонко щелкнула и смачно приземлилась на ладонь Коня. Хибари вытянул шею и разглядел на тёмной монетке вычурную лошадку.
— Моя взяла, — довольно хмыкнул Дино.
Кёя посмотрел на него предупреждающим взглядом и чуть подвинулся ближе.
Жаркая ладонь коснулась щеки, тогда как вторая уверенно легла на плечо, чуть сжимая. Дино влажно облизнул губы и опалил щёку Хибари сбивчивым дыханием. Кёя не закрыл глаза чисто из принципа, разглядывая ресницы с золотыми кончиками, а Каваллоне переместил ладонь ближе к уху, лаская кожу большим пальцем; прикрытые глаза стали ближе, ещё, ещё...
Хибари озадаченно моргнул, когда дело ограничилось почти отеческим поцелуем в лоб.
— Не понял, — сухо произнес он, касаясь кожи там, где только что были губы Коня.
Дино снова рассмеялся.
— Учись подчиняться, мм? — весело произнес он, разглядывая Кёю.
Хибари промолчал, несколько встревоженный своим разочарованием.
«Ну ничего», — мстительно подумал он, усаживаясь поудобнее. — Я ещё возьму реванш, Конь».
Тем временем монетка вновь озорно блеснула на солнце, Кёя ловко перехватил её в воздухе и припечатал на тыльную сторону ладони.
— Опять конь, — вслух произнес он, не веря в такую удачливость товарища.
Каваллоне радостно закудахтал и вновь придвинулся к Кёе. Тот решил перехватить инициативу и буквально наполз на него, с удовольствием ставя коленку куда-то в область паха. Дино удивленно охнул и зарылся носом в волосы Хибари, пуская руки в свободное блуждание по спине. Тот недовольно фыркнул и зубами прихватил кожу на шее Коня, намекая на то, что его рот не должен пустовать. Дино понял намек и слегка встряхнул его, окончательно усаживая к себе на коленки. Горячий язык лизнул ухо, прочертил влажную дорожку по шее и остановился в районе подбородка. Кёя мурлыкнул и теснее прижался к Коню, медленно запуская руки под футболку. Пока Кёя неторопливо вёл ладони вверх, отмечая каждый изгиб, Дино наскоро потёрся носом о нос и наконец накрыл его губы. Поцелуй вышел трогательный и в тоже время жаркий, немножко сумбурный и всё же невыразимо восхитительный. Кёя на мгновение забылся и закрыл глаза, отдаваясь ощущению тепла и нежности.
— Может, ну её, эту монетку? — выдохнул Дино в губы, отрываясь на мгновение.
— Подчиняться так подчиняться, — повторил недавнюю мысль Хибари, улыбаясь уголками губ.
Каваллоне понял его фразу по-своему, неожиданно ловко укладывая его на диван. Тёплые губы с нежностью коснулись пупка, дошли до самой кромки ремня и уже оттуда медленно-медленно поползли вверх. Хибари тихо выдохнул, выгибаясь в спине. Когда к языку присоединились руки, удивительно приятно возившиеся с пуговицами, Кёя начал считать коней, прыгающих через забор, однако уже на седьмой кобылке он бросил это занятие. Когда Дино словно случайно задел коленкой его пах, Хибари стало явно не до зоологии: более того, ему надоело лежать бревном, и он начал неловко стаскивать с Дино футболку. Тот помог ему, шумно дыша и нависая над Хибари. Небольшой крест, покачивающийся прямо перед носом, Кёя поймал зубами. Каваллоне кашляюще рассмеялся, пытаясь восстановить дыхание, и нашел губами соски, слишком сочно выделявшиеся на нежной коже. Стоило ему облизать темноватый ореол, как Кёя сдавленно всхлипнул, выгибаясь ещё сильнее. Каваллоне весело прищурил глаза и нашарил в кармане стеклянный шарик, который Кёя вертел в руках. Он подцепил его языком и медленно провел им от одного соска к другому. От ощущения холодноватого стекла вместе с горячим языком у Кёи скрутило живот, и он уже откровенно потёрся о бедро своим возбуждением. Каваллоне шумно выдохнул, упуская шарик, и тот бодро закатился в пупок, вызывая у Дино очередной смешок. Хибари, которому было уже далеко не до смеха, нетерпеливо запустил руки в его волосы. Они снова целовались, целовались и трогали, кусались, фыркали, тёрлись и гладили. Кёя с удовольствием заметил на краю сознания, что Каваллоне тоже возбужден, и потому вызывающе потянулся к его ширинке.
— Уверен? — шепнул Дино, глядя на него счастливым и мутным взглядом.
— Замолчишь ты уже? — чётко, но из последних сил ответил Кёя.
А дальше всё покатилось с невообразимой скоростью; Дино говорил пошлости на ухо, стаскивая последнюю одежду, а Кёя прикладывал все силы, чтобы не быть слишком громким, и всё же редкие стоны проскальзывали, распаляя Дино ещё сильнее. Растягивал он торопливо, смазано, Кёя жадно кусал его шею, рукой поглаживая его член. Наконец Дино в последний раз двинул пальцами и чуть изменил положение; Кёя расслабился и вцепился в его плечи. Каваллоне хотелось дико, его хотелось чувствовать везде, его хотелось вжать в себя и срастись с ним, лишь бы...
Когда Дино толкнулся в первый раз, Кёя сдавленно охнул от боли, и привести в чувство его смогла только уверенная и мягкая рука на члене. Каваллоне снова изменил положение и начал двигаться под другим углом.
И вот тогда-то Кёя, не стесняясь в выражениях, пообещал ему камикорос во все мыслимые и немыслимые места, если он немедленно не продолжит. Ответом ему послужили только довольные вздохи самого Каваллоне.

Солнце нагло плавило кожу лица и груди, заставляя Кёю приоткрыть один глаз. Да уж, после бурного секса возвращаться к жизни было довольно сложно. Хибари осторожно сел, глядя на Каваллоне, который с явной неохотой натягивал брюки, и рассеянно провел рукой по лицу.
— Ты не сердишься, Кёя? — тихо спросил Дино, не глядя на него.
Хибари неопределенно дёрнул плечом, выуживая из подушек дивана злополучный шарик, и тихо фыркнул.
Окрыленный такой реакцией Каваллоне присел рядом и продемонстрировал ему блестящий кругляшок.
— Это монгольская монетка, пять жил, — улыбнулся он.
Хибари выхватил её у Дино, который почему-то попытался отдёрнуть руку, и рассмотрел на солнце свой трофей.
На одной стороне был изображен уже знакомый ему конь.
На второй... тоже, только немного другой.
Хибари медленно поднял взгляд на замершего Дино.
— Камикорос, — только и смог вымолвить он.

@музыка: Kokubun Yukari – Hitotsu Dake ( Сейю Тсуны)

@настроение: Отличное

@темы: Реборн, Фанфик,

URL
   

Дневник простой девчонки

главная